margosha_8 (margosha_8) wrote,
margosha_8
margosha_8

Category:

Хор Сретенского монастыря

Надо настроиться на нужный лад, да вряд ли удастся. С утра страдаю раздражительностью.

Итак, новости, как водится, две. Одна плохая, другая хорошая. Плохая новость в том, что я узнала об очередном расставании. Расставания, даже чужие, очень меня расстраивают всегда…

Хорошая новость в том, что я сходила на концерт хора Сретенского монастыря. И об этом просто необходимо написать подробнее. Правда, не знаю, смогу ли я это сделать в условиях пребывания на работе. Постараюсь.



Билеты на концерт я купила «очень заранее». Тетушка (та самая, что ко мне теперь приехала), изъявила желание сходить на этот концерт. В то время еще и афиш не было в городе (да и не смотрю я на них почти!), и только небольшое объявление непосредственно в кассе говорило о том, что да, действительно, должны приехать, должны выступить.

Билеты стоили по моим меркам дорого. Я остановилась на цифре 800 рублей с человека, это партер, пятый ряд сбоку. Понятное дело, остальные билеты стоили дороже. Ну уж не так, как на Хворостовского (сумму в 4,5 тыщи я ему никогда не прощу), но все же. В общем, подготовилась.

И вот спустя почти два месяца этот день наступил. У меня, слава богу, не было дежурства, и, выйдя в 18.00 с работы, я вполне себе рано подъехала к Большому залу консерватории. Найти тетушку, затерявшуюся среди местной интеллигенции, на улице мне не удалось. Я зашла в зал, и только там ее встретила. Мы уселися на свои места, обсудили убранство зала (люстры, конечно, они!), порадовались тому, что мы пришли, посмотрели на окружавших. Народ постепенно заполнял зал, однако передние места в партере практически до последнего момента оставались пустыми. Зарезервированные, что ли, были для кого-то? Не знаю. Но наш ушлый народ, конечно, в итоге занял почти все.

Концерт начался с почти 10-минутным опозданием. Я уже начала в голове своей фантазировать на тему «солист отказывается выходить на сцену, капризничает…», или «мы ждем какую-то важную шишку». Но развить свои размышления не смогла, потому что раздался четвертый (!) звонок, зал притих, а на сцену выплыла молодая и в меру пафосная дама в блестючем черном платье и торжественно сообщила нам, что, мол, вы пришли на концерт хора Сретенского монастыря, ребята! Монастырю 600 лет, и все эти годы в нем пели. В настоящее время хор выступает по всему миру, даже совершил кругосветное путешествие…

Дама удалилась, а на сцену стали выходить мужчины в темных костюмах с белыми галстуками. Серьезные такие… Последним вышел их руководитель, Никон Жила. Если впечатление от хора – «серьезные», то от руководителя веяло легкостью. Не легковесностью, а легкостью. Ни толстый, ни худой, довольно стройный мужчина средних лет, по-моему, с небольшой лысинкой (хотя, может, это мне привиделось?), одетый в серый с отливом костюм. Визуальное впечатление хор производит очень приятное.

Выстроились они в две линии, регент их подошел к микрофону и сказал, что начать выступление они бы хотели с духовной музыки. В принципе, я была к этому готова: ведь это хор монастыря. Втайне я надеялась, конечно, что они споют что-нибудь известное мне. Но мои познания в такого рода музыке просто ничтожны, поэтому ничего знакомого я не услышала.

Названий произведений я, конечно, не помню. Кажется, большинство из них были посвящены празднику Пасхи (что-то вроде «Возрадуйся!» и «Смертию смерть поправ»). Я вслушивалась по большей части не в то, ЧТО они пели, а в то, КАК они исполняли произведения. Сколько голосов? Кто как вступает? Куда пошла мелодия? Как она вообще сделана? Я так поняла, что некоторые из произведений – это православные молитвы в обработке хоровых аранжировщиков.

Никон Жила просто объявлял очередное произведение, хор его пел. Без всяких проповедей и комментариев. Под конец этой части программы мне показалось, что хористам не хватает… купола храма над головой. Татарские виньеточки на плоском потолке показались мне в этот момент нелепыми. Но я вспомнила слова нашего хормейстера (а по ходу вечера я поневоле сравнивала «их» хор с «нашим»), так вот, я вспомнила, как он говорил, что у певца храм должен быть внутри. «Какая бы ни была акустика, представьте, что помещение, в котором вы поете, просто идеально. И постарайтесь. И тогда звук получится идеальным».

Что хор хорошо исполняет православные песнопения, думаю, и писать не стоит особо подробно. С первой же минуты стало понятно, что перед нами профессионалы высочайшего класса. Правда, поначалу мне чисто на слух не хватало теноров. Видимо, так были настроены колонки. Да, кстати, нужно отметить, что немного сбивало с толку то, что звук шел не от самого хора, а от колонок. Правильно, зал большой, и без микрофонов они бы его не покрыли, но все равно было чувство, что это колонки, а не живые голоса. Однако потом стало все равно, колонки это или нет, но об этом позже. И вот, не хватало теноров ах, видать, звукорежиссер немного не отрегулировал. Или это просто уши так устроены…

Были произведения, когда хор оглушал. Тетя отметила, что если бы они вздумали запеть действительно в полный голос, то это было бы нечто. Но мне больше понравились  произведения, в которых хор был «притихшим»…

«Попсовая» программа началась еще до антракта. Как говорится, «понеслось!»: хор стал исполнять казачьи, дореволюционные и советские песни, опять-таки в обработке их аранжировщиков. В мотивах все равно слышались отголоски православных песнопений, традиция. Но это не было навязчиво, это просто такой способ петь, такая мелодика. И правда, как еще без оркестра, басами и тенорами, передать богатство музыкальной структуры? Само строение хора подсказывает ответы.

Что запомнилось больше всего?

Безусловно, «Черный ворон». Хор исполнил эту песню вместе с солистом. Солист – это такой дядечка, который выходит откуда-то из второго ряда, встает перед микрофоном и начинает петь… В хоре, я так поняла, солистов несколько. Мы слышали четверых. Так вот, возвращаясь к «Черному ворону». Песня, как известно, тяжелая. Но солист Михаил (ну не помню я фамилию, ну убейте меня!!! Михаил Миллер, кажется, не убивайте!) исполнил ее так, что… Как объяснить? Вот он поет про то, как он там на поле выехал, как его коня ранило, как его самого тоже ранило, и ты чувствуешь, что тоже умираешь. Буквально, вместе с героем песни. А когда он поет, что, мол, передайте матери, что за родину я пал, а потом жене, что «я женился на другой», а потом про свадьбу со смертью… - то тут практически невозможно не заплакать… Я с трудом сдержалась, как говорится, «слезы на глазах». И как этот Михаил владеет голосом! Вот он по оперному выводит какой-то пафосный момент. А вот он уже надтреснутым голосом поет про умирающего… А вот он с нежностью поет о доме и семье…

Тот же солист залихватски исполнил «Вдоль по Питерской». Перед тем, как начать петь, он вышел к микрофону, сделал «руки в боки», при этом отодвинув пиджак в стороны так, чтобы был виден его немаленький животик. Ну прям Шаляпин :) В общем-то, и юмора ему не занимать.

А еще хор спел «Эй, ухнем!» Впервые послушала слова этой песни. Столько, оказывается, раздолья в ней. Раздолья какого-то географического. Как будто широта реки, гуща лесов, небо – все в ней. Чисто русская песня.

«Сбацали» «Во кузнице». Я ее, в принципе, сама пела в школьном хоре. Однако почему-то в исполнении хора монастыря она мне показалась… похабной. «Пойдем, Дуня, в огород» :)

Еще один солист, тенор (Дмитрий Белосельский, кажется), спел «Белой акации гроздья душистые». Такой ностальгией по ушедшим годам молодости от нее повеяло!

«Любо, братцы, любо» - вообще страшная песня. Опять предстала перед глазами весьма красочная и ужасающая картина умирания. «Кости мои белые коршуны по степи разнесут» - ну кошмар, кошмар… эту песню пел второй Михаил (Михаил Туркин?). Серьезный мужчина, помоложе первого Михаила. Упитан, но не тяжеловесен, с бородкой. Ухоженный, они все такие. Голос – основательный, очень правильный. Не такой живой, как у первого Михаила, но трогает не меньше. Тетя стала утверждать, что он монах, а я видела мелькнувшее на пальце кольцо. Так и спорили до конца концерта и после него – так «да» или «нет»? Каждая при своем осталась.

А в один прекрасный момент руководитель хора прочитал следующий текст: «Там вдали, за рекой. Зажигались огни, В небе ярком заря догорала. Сотня юных бойцов. Из буденновских войск. На разведку в поля поскакала». Поколению 90-х этот текст прекрасно известен из репертуара группы… «Руки вверх». Каково же было мое удивление, когда Никон Жила рассказал, что песня эта – дореволюционная, казачья. И это был «отряд казаков», а брали они какой-то город, чье название я не помню… «И отряд казаков шел с победой домой, только в нем казаков было мало…».

Была еще одна такая песня, которая казалась мне напрочь советской. А оказалось, что она про сибиряков, воевавших против японцев в Первую мировую. Название забыла… Ой, вообще все впечатления нужно на ходу записывать: забываю, как старая калоша, всё.

А вот спросите меня, от чего я получила наибольшее удовольствие? Вот спросите! И я вам отвечу!

Наступил такой момент в концерте, когда хор стал петь песню «Прощай, любимый город». Ну поют они первый куплет, потом припев, потом второй куплет. А на начале припева Никон Жила повернулся к залу – и стал НАМ дирижировать. Мол, давайте, не сидите, подпевайте смелее. И мы стали подпевать. Сначала тихо, а потом все увереннее. Спели и припев, и еще куплет, и еще припев. Солист нам подпевал, и хор нам подпевал (именно они нам подпевали, а не мы им). Так что, товарищи, мы, можно сказать, влились в коллектив. И это было безумно приятно!

Руководитель хора с радостью объявил песню Игоря Матвиенко «Выйду ночью в поле с конем». И поначалу он ожидал, что и ее зал будет петь вместе с хором. Но на этот раз не вышло. Тут надо прояснить ситуацию. Вопрос в том, кто сидел в зале. А сидели там тетеньки уже преклонного возраста и дяденьки, умудренные опытом многопрожитых лет. Лично я там встретила трех своих преподавателей (двое из которых точно профессора, третий – просто очень умный, наверное, тоже профессор), а также еще одного работника завода, большого любителя классической музыки, память о прошлой работе… То есть это контингент, который группу «Любэ» не слушает. Совсем. Никогда. Так что… господа эти слышали песню в первый раз. И слов напрочь не знали. А я знала. Поэтому подпевала поначалу. Но потом перестала, решила послушать. Хор спел «воцерковленную» версию песни. По-моему, я ее в их же исполнении слышала, только вместе с группой «Любэ». Они ее сделали, когда еще был жив «подголосок» Николая Расторгуева Анатолий Кулешов (он погиб в ДТП), который, кроме того, что пел в группе, руководил проектом «Традиции православного пения». Так что такое исполнение песни всегда заставляет меня вспомнить о нем и еще раз пожалеть о том, что не стало такого человека и певца хорошего.

Потом Никон Жила вышел к микрофону и сказал, что наверняка есть в зале люди неправославные. Но при этом наверняка большинство из нас задумывались о том, как все правильно устроено в этом мире. «И вот, - сказал он, - сейчас мы бы хотели исполнить песню, которая, безусловно, рассказывает об этом. Эта песня – о Боге». Вышел солист Михаил (который серьезный), неожиданно хитро улыбнулся и запел: «За то, что только раз В году бывает май, За блеклую зарю ненастного дня Кого угодно ты На свете обвиняй, Но только не меня, Прошу - не меня. …». Зал под одобрительное дирижирование руководителя хора, запел: «Этот мир придуман не нами, Этот мир придуман не мной». Действительно, трудно возразить – и вправду, самая что ни на есть «песня о Боге»…

В общем, замечательный это хор! Удивительно слаженный, умный, с юмором, в меру пафосный. Профессионалы. Насчет слаженности хотелось бы отдельно сказать: это просто поразительно, как они слышат, видят, чувствуют друг друга. Солист, дирижер и хор работают как единое целое. Вот они орут фортиссимо (громко-громко!!!), а через секунду уже все почти шепчут. Это какой-то фирменный прием у них, своя особая интонация. Но впечатления от такого исполнения просто поразительные!

На середине концерта тетушка стала приговаривать: «Я еще хочу! Если они еще приедут, обязательно купи билет!» А в конце, на последней песне, мы им стоя хлопали всем залом. И не хотелось отпускать… Зал (тоже ведь не глуп, не примитивен!) почувствовал настоящую КУЛЬТУРУ и силу духа.

Зашли мы в консерваторию в 18.30, вышли в 21.00. Я и не заметила, как прошло это время. Но точно знаю, что оно прошло С ПОЛЬЗОЙ ДЛЯ ДУШИ. Спасибо большое хору Сретенского монастыря, и дай им Бог здоровья и успехов.

А это – их сайт: http://bestchoir.ru/. Там есть отдел музыки http://bestchoir.ru/audio/, где можно послушать. Солисты – здесь: http://bestchoir.ru/photo/solisty/.

(Спасибо за помощь в создании поста товарищу Интернету за уточнение некоторых фактов и тетушке, которая меня сподвигла пойти «в концерт»).



Tags: Казань, культура, музыка, пазитифф
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кто следующий?

    Юля с космоса вернулась. Вид бледный, но в целом победоносный. Сижу, гадаю, чья любовница следующая полетит. Васильева вон на земле сидит, скучает,…

  • Спасибо, МРЗД!

    Я просила у мироздания много денег. Оно послало мне много работы.

  • Двое на скамейке

    На фото совершенно незнакомые мне люди. Парк Урицкого в Казани, снято в конце сентября. *** У меня все в порядке, я жива и, слава богу, не болею.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments