margosha_8 (margosha_8) wrote,
margosha_8
margosha_8

Красота - это ловушка

(пока не было тырнета на работе полдня, накорябала)

Еще одна из тех вещей, про которую давно думаю и хочу написать, но все руки не доходят/времени или вдохновения нет/забываю.

Понятно, что тема банальна, заезжена уже несколько веков, и ничего нового я не скажу. Однако, банальная тема, будучи приложена к реальной жизни, раскрываясь в конкретной судьбе, вызывает удивление и получает какие-то новые коннотации.



Всем известно, что красота притягательна. И всем известно, что она коварна. Что я имею в виду? Нам подсознательно кажется, что красивый человек априори еще и хороший человек. А на практике чаще всего оказывается, что скорее наоборот. Красавицы оказываются стервами, а красавцы – ну просто отменными, самовлюбленными, прекрасными сволочами. Это такая ловушка морально-эстетическая. Считается, что красота – благо, что она должна делать человека лучше, нравственнее и т.д. Все эти романтические бредни (типа «Красота спасет мир»). Но ведь нет. Не всегда, далеко не всегда. Потому что красота – это сила, и она дает власть над людьми, которой не все пользуются в благородных целях. Еще раз повторю, красавицы калечат судьбы мужчин, красавчики разбивают сердца. Мало кто, будучи красивым, устоит перед соблазном попользоваться той силой, которую дает симпатичная мордашка. Стоит улыбнуться, и весь мир у твоих ног. Запросто так. Без усилий.

Почему так происходит? Почему мы верим красоте, тянемся к ней, даем ей такие авансы? Почему с красивыми людьми больше стремятся общаться, им легче найти подступ к людям. А некоторые личности так просто обезоруживающе красивы, и какие-нибудь ямочки на щеках превращают человека в глазах окружающих в ангела и заставляют прощать все его прегрешения. Может, мы так воспитаны (ну, я о себе, например, говорю)? Что, мол, красота – это безусловное добро, благо, ей надо доверять, поклоняться и с радостью поддаваться. Ее надо искать, стремиться к ней, а найдя, уважать, холить и лелеять. Как легко попасть в эту ловушку и как дорого приходится за это платить! Впадаешь в зависимость от человека из-за его красоты, не можешь отказать себе в созерцании, хотя и знаешь, что человек – дрянь. А еще хуже, когда смотришь на человека, любуешься, знаешь, что он дрянь (уже не раз на опыте, на деле в этом убедилась), но все равно веришь, надеешься, что, может, еще не все потеряно, может, сегодня он дрянь, а завтра будет уже не очень… Тут можно просто всю жизнь себе поломать собственными руками. Да, от красоты трудно отказаться. Еще сложнее – осудить красоту, открыть ее истинное лицо (см. «Портрет Дориана Грея»).

Вот, в общем, годам к 30 я разобралась вроде с этой проблемой. Осознала, прочувствовала на своей собственной шкуре ее важность и актуальность. На красавчиков я стараюсь не вестись. То есть я знаю, например, что человек красив, но он еще и сволочь. Поэтому стараюсь смотреть (любоваться) исподтишка, тихо шепча: «Сволочь! Эгоист!» И очень стараюсь не общаться и не влюбляться. Вроде помогает.

Но вот некоторое время назад я угодила в другую, подобную ловушку. Подвели меня… мои уши.

Дело было банально: я же на хор хожу. И там есть молодой человек, который очень хорошо поет. И я поняла, что эффект от его голоса на мои уши (а через них – на сердце и душу) производится такой же, как на мои глаза (и сердце, и душу) – от чьей-то внешней красоты. Звук его голоса, попав в организм, производит в нем эффект разорвавшейся гранаты. И я, разумом понимая, что человек-то этот, наверное, не очень, ничего не могу поделать. Можно сказать, что сижу, слушаю – и влюбляюсь. Надо бы в голос влюбиться (чисто абстрактно), а я влюбляюсь в человека – во всего, со всей его конкретикой.

Это глупо. И я знаю, насколько это глупо. У меня уже был подобный случай. Несколько лет назад я стала ходить на частные уроки пения к одной тетеньке. Меня просто пленил ее голос. Когда я ее в первый раз увидела, она очень хорошо, с чувством, пела (точнее, я сначала в коридоре, чисто случайно, услышала ее голос, а потом уже зашла в кабинет и стала с ней разговаривать). И я тут же решила у нее учиться, причем не только и не столько потому, что хотела петь лучше, хотела петь, как она, сколько хотела регулярно слушать этот голос.

Ну что в итоге? В итоге она меня учила. У нее оказался свой хоровой коллектив (состоящий из почти сплошь орущих пенсионерок), мы участвовали во всяких сельповских концертах, ездили на фестивали и пели на Булаке в День города. Это было довольно развлекательно для меня, однако вскоре выяснилось, что сама тетка как человек просто никудышная. На частных занятиях она бесконечно грузила меня своими личными проблемами, занимая разговорами бОльшую часть урока (хотя, не скрою, она умудрилась при этом все-таки научить меня многому), на выступлениях она постоянно истерила сама и дергала нас, собачилась с организаторами, «включала звезду», а на репетициях ныла по поводу отсутствия денег… То есть оказалось, что моя обожаемая учительница с рапрекрасным голосом – всего лишь базарная баба… Попробуйте постигнуть мое разочарование. Ломку моих почти детских идеалов. Я до последнего старалась держать с ней хорошие отношения, однако вскоре мой снобизм победил, и я покинула и хоровой коллектив, и ее саму. Я об этом иногда жалею, но как вспомню ее закидоны, мне до сих пор становится просто тошно. Понятно теперь, почему она с таким голосом сидит в этом сельпо с пенсионерками, хотя могла бы сделать карьеру а-ля Галина Вишневская.

Простите меня за такое лирическое отступление, я просто хочу объяснить ситуацию с этим парнем, в которого я так неосторожно, неосмотрительно влюбилась. Я знала про то, что красавчики – это зло. Я знала о том, что хороший голос – совсем не залог того, что человек благороден. Но при этом, как только дивные звуки полились в мои уши, я ничего не смогла с собой сделать. Причем подлость ситуации в том, что мы поем-то в хоре (человек 20, не меньше), а я слышу его голос. А еще бывают забавные ситуации. Например, мы исполняем какое-нибудь заумное произведение, выводим эти партии, и вдруг я слышу: боже, кто это так божественно исполняет свою партию? Кто это так красиво поет? А если вы знаете, хор же стоит шеренгой, вытянувшись в линеечку, и вижу я только дирижера и двух своих соседей. Так что для того, чтобы увидеть, кто же это так хорошо поет, мне приходится «выйти из строя», то есть высунуть башку из общего ряда. И что же я вижу каждый раз? Его. И каждый раз удивляюсь: «А! Это же он!» Каждый раз он.

Ну и конечно, образуется зависимость, одержимость и прочая хрень. То есть мне хочется слушать его, а потом еще видеть. А потом уже тянуть к нему ручонки. А потом, конечно же, я захочу троих детей (ну должна же я когда-то захотеть детей, почему бы не по этому поводу). И все это кружится в голове, как каруселька.

При этом человек он, конечно, интересный. Но я разумом понимаю, что мы с ним абсолютно друг другу не подходим, вместе быть не можем, и если и рожать от него детей, то только какой-нибудь дикой контрабандой. Ну и согласитесь, рожать детей от человека просто потому, что он хорошо поет – это какой-то верх идиотизма…

Если уж думать о нем, то только в контексте того, как мы можем поиздеваться друг над другом. Точнее, как он может поиздеваться надо мной. Он ведь может играться мной (при желании), как кошка с мышкой. Максимум, что могу я – стоять, как столб, и смотреть с обожанием. Развесив уши…

И вот я сижу и думаю о том, как я все-таки ведусь на эти вещи: красивая внешность, красивый голос. Как они «чудесным» образом воздействуют на мой организм. Я, конечно, рада своему переразвитому чувству прекрасного и тяге к нему, однако… Я такая глупая.

С другой стороны, легко быть влюбленной в абстрактного красавчика типа Мэла Гибсона в молодости. Ну, просто потому, что совершенно точно знаешь, что объект любви и зависимости недостижим. То есть он за океаном, а к тому же, Гибсон уже не молод. То есть совершенно бесполезно надеяться на то, что «молодой Мэл Гибсон» реально разобьет тебе сердце. Или легко любить Дмитрия Хворостовского. Он красиво поет, но он тоже живет за океаном, к тому же я совершенно не знаю, какой он человек. Так что тут зависимость легкая и даже приятная. Пусть поет. Пусть заставляет плакать над военными песнями. Пусть сияет улыбкой. Это безопасно для жизни. Ну посохнешь немного, ну погрустишь, ну помечтаешь – и само пройдет. А вот что делать, если подобный объект зависимости зрим, осязаем, иногда с тобой разговаривает…? Как с этим бороться?

И вообще, это очень обидно, что такие хорошие вещи, как красота, заставляют нас страдать. Однако на этом держится существенная часть культуры как таковой (все эти литературные подлецы вроде Печорина, все эти киношные красавцы-сердцееды, все эти исторические соблазнительницы…). И если бы не было этого всего, если бы все было конфетно-букетно-идеально… то я даже не знаю, что :) Нет, знаю. Но не скажу :)



Subscribe

  • Новая претензия

    Друзья! Я же придумала новую, глобальную претензию к Казани! Никогда такого не было, и вот опять. Короче, наблюдая за длинными…

  • Бесправные пешеходы

    В Казани пешеход - самая униженная, бесправная, несчастная часть населения. После снегопада в первую очередь чистят дороги. Потом местные дороги.…

  • Прогулялась и разбухтелась

    Погуляла по морозу, покаталась на трамвае, откопала машину от снега и съела сладкую булочку. И все это через "не хочу". А не, булочку…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Новая претензия

    Друзья! Я же придумала новую, глобальную претензию к Казани! Никогда такого не было, и вот опять. Короче, наблюдая за длинными…

  • Бесправные пешеходы

    В Казани пешеход - самая униженная, бесправная, несчастная часть населения. После снегопада в первую очередь чистят дороги. Потом местные дороги.…

  • Прогулялась и разбухтелась

    Погуляла по морозу, покаталась на трамвае, откопала машину от снега и съела сладкую булочку. И все это через "не хочу". А не, булочку…