September 8th, 2011

Гречанка

"Минус один"

Точнее, одна.
Сегодня с работы уволилась девочка.
Проработала у нас 4 года. Пришла, когда ей было 19 лет, училась всему прям на месте, и весьма успешно, а параллельно училась в вузе, ходила на сессии заочные… Хорошая девочка: энергичная, стремящаяся к знаниям, а главное – позитивная. Даже когда она злилась и орала, она оставалась позитивной. И всегда готова была помочь. И никогда не говорила «я не могу», всегда говорила «щас попробуем». Очень хорошая девочка.
И вот, когда она закончила вуз и получила диплом, мы хором стали ее уговаривать из нашей конторы валить. А она и не сопротивлялась, у нее к тому времени созрела такая же мысль. Особенно эта мысль укрепилась после того, как она просила у начальства очередной отпуск по уходу за ребенком для того, чтобы писать диплом. Все по закону, со справкой, я еще помню, как она между забегами в институт приходила на работу, что-то делала, пыталась разрулить какие-то срочные дела. А он, начальник, когда она этот отпуск просила, недолго думая, заявил ей, что она для компании ничего не сделала и вообще тунеядец. Мы тогда все выпали в обморок. Вот уж ей сказать, что она нифига не работает – это кем надо быть, слепым и глухим?! Ну, в общем, мы «тунеядца» обсмеяли, как могли, но осадочек у нее, безусловно, остался.
И вот сегодня мы ее провожали. Она отработала две недели положенной отработки, и сегодня между делами, которая она доделывала, между приведением в порядок своего бывшего рабочего места (вплоть до вытирания пыли!), девочка ходила, смотрела на нас грустными глазами, томилась ожиданием… а потом пошла за тортиком. Для нас.
Мы сидели на кухне в конце рабочего дня, пили чай с вкуснейшим тортиком. Девочка тщетно пыталась заманить на кухню начальство, которое сидело, насупившись, в своем кабинете, и ни на тортик, ни на ее призывы никак не реагировало. Делало вид, что очень занято. Мы сидели, говорили ей наперебой хорошие слова, уверяли ее в том, что у нее все получится, что на новой работе будет гораздо лучше, чем здесь, что даже если будет плохо, то она все равно найдет себя и слава богу, что она отсюда уходит… А она сидела грустная, и было видно, как ей обидно. Она внимала словам, под конец даже расплакалась: «Как мне грустно с вами расставаться!» А по глазам было видно, как ей хотелось, чтобы ОН пришел, этот казел, и сказал если не «спасибо», то хотя бы простое человеческое «счастливо»…
 
Я уверена, что у нее все будет хорошо, что у нее все получится. Я вообще сижу и с радостью думаю: «Вот еще минус один. Еще одна вырвалась из рабства». И слава богу, и удачи ей.
А тортик был очень вкусный. Потому что куплен был искренно, от души, а не по принуждению.