October 26th, 2011

Гречанка

Давно хотела написать

Рассказик написала. Уже неделю про него думала, сегодня вот руки дошли. Предупреждаю сраз: ничего позитивного.

Оазис
 
Огромная пустыня. Такая большая, что ее изображение не помещается в спутниковые снимки даже с самой большой высоты. Кругом песок. Кругом один чертов песок. Дюны, барханы, жара… Дождь здесь идет по праздникам. По праздникам начала нового тысячелетия. То есть раз в тысячу лет.
Но где-то в этой пустыне (нельзя даже приблизительно сказать, в какой ее части) запрятан секрет. О нем никто не знает.
Секрет этот – оазис. Достаточно большой, хотя, конечно, по сравнению с размерами пустыни, он просто ничтожен.
Здесь есть вода, растут пальмы, поют птицы. Да что уж скромничать: тут настоящие тропики. Обилие растений, разнообразие видов животных. Водопады, срывающиеся с неизвестно откуда взявшихся в пустыне скал. Деревья, на которых растут фрукты. Просто рай.
Посередине оазиса – огромное озеро с пресной водой. В озере плещется рыба. На берегах пасутся косули. С длинными ногами и рогами. Грациозные животные. Плеск воды, шелест листьев, крики птиц. Попугаи кричат – резко, пронзительно.
На берегу стоит небольшой домик. Всего пара комнат. В домике живет девочка. Вы спросите, откуда она там взялась. Я откуда знаю! Знаю просто, что она живет в домике, который в оазисе, который в огромной пустыне.
Девочка никогда не видела людей. Она дружит с косулями, различает попугаев по голосам. Когда она голодна, собирает фрукты. У нее небольшой сад. И рыбу очень любит, ловит ее в пруду. Девочка не святая и не вегетарианка.
Ее дни по большей части проходят в прогулках по оазису. Он такой большой, что за день обойти все заросли, водопады и пригорки никак не возможно. Девочка ходит каждый день в разные части оазиса. Знает, что, где и как. Ориентируется хорошо. Но вечером предпочитает возвращаться домой. Дикая природа не чужда ей, и она может спокойно уснуть под звездным небом, укрывшись ветками деревьев, но она любит свой дом, и звездами предпочитает любоваться с его крыльца. Звезды в оазисе видно хорошо, ведь единственный источник света ночью здесь – светлячки…
 
Первыми это почувствовали птицы. Целые сутки они громко кричали, а потом собрались в стаю и улетели. Все до единой. Даже попугаи.
Потом забеспокоились животные. Самые крупные из них тоже стали уходить из оазиса. Прямо в пустыню.
Исчезновение птиц девочка заметила сразу. Потому что стало тихо. По-прежнему журчала вода и шелестели листья, но не было того разнообразия мелодий, которое рождает птичья стая.
То, что уходят животные, она заметила через два дня, когда пошла в отдаленную часть оазиса. Нигде она не видела живности, несмотря на то, что шла долго. Дойдя до края оазиса и глядя в бесконечность песка, его окружавшего, девочка заметила на горизонте небольшой столбик пыли. Это скрывались за горизонтом животные. Она пыталась кричать, махала руками: «Вернитесь, куда же вы?! Там же пустыня, там же сушь и смерть!» Но они не слышали ее: было далеко, да и не совсем-то животные понимают человеческий язык…
Она постояла, прислонившись к пальме, посмотрела на горизонт, за которым скрылись последние животные. Пустыня потихонечку начала заметать их следы.
Девочка побрела домой. Джунгли казались ей дикими и незнакомыми. Потому что были пусты. Покинутый рай уже не выглядит, как рай.
Девочка пришла к своему дому, стала умываться в озере и увидела рыбу, которая металась от берега к берегу. «Странно, – подумала девочка, – они никогда не вели себя так, даже когда я пыталась их поймать». А потом рыба стала выбрасываться на берег…
Ночь прошла беспокойно. Девочка лежала в своем домике, который стал совсем уж крошечным, как будто стены сжимались вокруг нее. Она слушала каждый шорох, пугалась каждого дуновения ветра. Что еще произойдет? Каких еще катастроф ждать?!
Шли дни. Птицы и животные не возвращались. Вся рыба из озера лежала на берегу. Что делать с ней, девочка не знала. В оазисе из живого осталась только девочка и растения. Даже букашки-таракашки куда-то попрятались.
 
Песчаная буря налетела внезапно. Сначала было тихо-тихо. Девочка лежала в домике. В последние дни ей все меньше хотелось выходить на улицу. Ветер завыл в окнах, распахнул дверь. Она вышла на крылечко, подняла глаза к небу – и не увидела ничего, кроме надвигавшейся черноты. Она не знала, что это такое. Ветер вырвал дверь из ее рук и плеснул в лицо горстью песка. Зажмурив глаза, она нащупала ручку двери, и изо всех сил дернув ее, ввалилась обратно в дом. Одной рукой держала вырывающуюся, будто ожившую дверь, другой протирала глаза от песка. Что это? Что происходит?
Ясно было, что нужно запереть дверь и спрятаться в доме. О том, чтобы бежать из дома, из оазиса, не было и речи. Может, стоило сделать это раньше? Глупый вопрос. Теперь уже поздно.
Девочка забилась под кровать. Задвинула себя какими-то вещами, укуталась в одеяло. Ветер выл, прыгал по крыше, рвался в окна. Из-под запертой двери в дом стал залетать песок. Она зажмурила глаза… Ей было очень страшно.
Сколько это продолжалось? Кто может сказать?
Потом стихло. И стало ужасно тихо. Ужасно.
 
Девочка выползла из-под кровати. Дом был цел, но во все щели намело песка. Окна снаружи наполовину были закрыты песком. Под дверью лежал целый бархан.
Она встала на колени, стала отгребать песок руками. Потом открыла дверь, из которой немедленно посыпался еще песок. Она перелезла через его гору и выбралась из дома.
Оазис было не узнать. Деревья, на которых когда-то была зеленая листва, стояли ободранными. Растения, которые не засыпал песок, стояли серые – все в песке же. Мир стал бесцветным. Точнее, серым, как накрывший оазис песок.
Большая часть деревьев были вообще поломаны. Скручены, как будто кто-то хотел выжать из них сок, весь, до последней капли. Сад, безусловно, погиб вместе со всеми тропиками.
Девочка пошла к озеру. Ей очень хотелось пить.
Озеро исчезло. На его месте красовалась огромная груда песка.
Девочка в отчаянии встала на колени. Провела руками по песку. Она здесь совсем одна. Совсем. Ей нечего есть. Ей нечего пить…
Пальцы наткнулись на что-то мокрое. Она начала лихорадочно раскапывать песок. Там была вода, вода, вода! Она раскапывала ямку, быстрее, быстрее, быстрее!
Но вода ускользала из-под пальцев. Она уходила в песок, в глубину… Широко раскрытыми глазами девочка смотрела, как пустеет вырытая ей ямка. Последняя надежда на спасение ускользала, не оставляя ей шансов. Через несколько секунд песок покрылся корочкой и потрескался.
Девочка подняла глаза. На нее накатило чудовищное чувство одиночества. Все, что она любила, покинуло ее. Некуда идти. Нет надежды. Нет будущего.
Гречанка

Облом

Ладно, уж если я решила сегодня ныть, то напишу и это.
Все равно на работе нечего делать (впервые за год!).
 
Облом
 
Есть такая детская (?) игра. Мне о ней недавно сотрудница рассказала. Называется «Облом». Правила такие: первый участник пишет какую-то утвердительную фразу, факт. Второй участник должен его «обломать» (представить контр-факт) и продолжить рассказ своей утвердительной фразой (можно и не продолжать повествование и начать новую тему, но когда связный рассказ получается – интереснее). И так по кругу, пока история не дойдет до полного абсурда или пока не надоест.
Суть проста, но объяснять ее лучше на примере.
Например, я говорю:
Завтра я пойду покупать билеты в театр.
А мне отвечают:
Иди, конечно, только билетов нет.
А мы пойдем в кино.
Я говорю:
Конечно-конечно, только кинотеатр закрыли.
Лучше идите в аквапарк…
И т.д.
 
Честно говоря, придумать пример у меня фантазии еле хватило. Но все становится по-другому, когда в игру «Облом» со мной начинает играть… Жизнь. Причем я всегда проигрываю, потому что у Жизни фантазия богатая, и издевается («обламывает») она очень извращенно!
Например, я говорю:
Я хочу высшее образование.
Жизнь отвечает:
Конечно, деточка, только на ту специальность ты не поступишь.
Иди лучше на другую.
Я говорю:
Хорошо. Я буду учиться, только в душе останусь вообще приверженцем третьей специальности.
А потом я найду себе работу.
Жизнь отвечает:
Отлично! Только не по своей специальности. И не по своему увлечению.
Вот тебе работа, с твоей учебой вообще никак не связанная.
Я говорю:
Замечательно! У меня есть работа! Только я ее буду работать без души, она будет бесконечно бесить меня.
Ну и что, зато я влюблюсь, и у меня будет удачная личная жизнь…
И тут Жизнь очень коварно улыбается…
 
Дальше я писать не буду. Потому что череда обломов становится бесконечной. И я говорю, я проигрываю. Игра наша становится близка к абсурду…
 
А самый мелкий и противный «облом» – с СМСками. Вот лежит телефон, потом приходит СМС с какого-то незнакомого номера. Ты сидишь и думаешь: ну вот, я выйграла в лотерею 700 тысяч миллионов! Хватаешь телефон, начинаешь читать – а там реклама очередного магазина… :( А если уж не дай бог ЖДЕШЬ от кого-то сообщения, то напишет весь свет, но только не тот, кто нужен. А если и тот, то не то, что нужно.
Гречанка

Удивительное рядом

Впервые в жизни "застукала" первый снег еще до того, как он долетел до земли. Ловила его руками с балкона. Чудесное ощущение! Причастность к волшебству...
А какой закат сегодня был! Сначала розовый, потом фиолетовый... Погода предвещала снег своей чудесностью.
Завтра день жестянщика. Хорошо, что в метро пробок нет, завтра Казани каюк :)