margosha_8 (margosha_8) wrote,
margosha_8
margosha_8

Алтайские записки. 30 июля. Часть 2, не последняя...

Итак, продолжим.

А вот тут начинается самое интересное. Потому что в моих «Алтайских записках» этот день больше не описывается. По-моему, мне не хватило ни времени, ни сил, чтобы все это дописать… И получилось так, что самое-то интересное, по сути, осталось за кадром.
И, конечно же, сидя в тот день там на камне и глядя на угасающий свет солнца, я клятвенно пообещала себе, что в «цивилизации» я обязательно допишу этот кусок. Клятвенные обещания надо выполнять.
Честно говоря, не могу с уверенностью сказать, что помню все. Потому что уже одного подъема на перевал мне хватило на этот день. А надо было еще спускаться… Впрочем, я забегаю вперед, ибо остановились мы на том, что мы лезли в гору, как космонавты.
Нужно понимать, что ощущения в конце концов становились все более противоречивыми. С одной стороны, кругом разворачивалась такая красота, что хотелось остановиться и любоваться на нее бесконечно. Об остановке также умоляли и ноги, и спина, и замерзшая шея («Остановись и надень на меня что-нибудь еще!»). Но с другой стороны, останавливаться надолго я не имела права. По целому ряду причин. Во-первых, что толку стоять на месте, если надо идти? А идти надо, как обычно, без вариантов. Во-вторых, следом идет Женя, и она останавливаться не хочет, потому что ей холодно (а еще отчасти, наверное, потому, что ей не хотелось останавливаться, а то понравится стоять на месте, чего доброго…). В-третьих, чем выше на гору, тем больше партизан… то есть тем холоднее и сильнее ветер. Поэтому я делала следующим образом: собрав волю в кулак, делала 5-6-10 шагов (сколько уж получалось!) – и останавливалась. Оборачивалась, хапала взглядом горы внизу (зеленые! они зеленые! где-то есть жизнь!) – и снова уговаривала ноги сделать шаг.
Я, конечно, слабак. Потому что были моменты, когда мне не хватало силы не просто на то, чтобы поднять ногу, а даже для того, чтобы просто шаркнуть ею по камням. Впрочем, шаркать бы все равно не получилось, потому что путь-то в гору, и местами не просто тропа, а «лесенка», и надо ногу все же поднимать… Да какой там. Не было сил даже для того, чтобы залезть в карман и захавать конфетку, которая была там заботливо припасена…
Но самое главное, что я поняла – не надо смотреть вверх. У скалолазов есть принцип «не смотри вниз», а вот у тех, кто прется на перевал, должен быть принцип «не смотри вверх». Потому что, ну вот представьте себе, поднимаете глаза от камней, а «сородичи» ваши уже далеко. Наверху. НАВЕРХУ! Вам, чтобы дойти до своих, надо еще километр-полтора топать (но это вам кажется, потому что может быть больше, может – меньше, расстояния в горах – странная штука…), а потом смотрите вперед, еще дальше, а там перед «сородичами» поворот тропы – и снова неизвестность. И сколько еще идти? Сколько?! И спросить-то не у кого. Потому что Александр уже за горизонтом, а Алина, хоть и рядом, но внизу, и через ветер до нее не доорешься. И что будешь кричать: «А мы скоро придем, а?» Что ответят? «Скоро, деточка, скоро»?
Ну, в общем, суть процесса вы поняли. Чисто физически это тяжело. Самое-то интересное, как я уже писала, люди по-разному реагируют на высоту и горный воздух. То есть ситуация может быть и непредсказуемой: можно быть отлично подготовленным человеком, иметь сильные ноги – но все равно будет хреново…
Ну на самом деле я люблю драматизировать. Я и не думала обо всем этом тогда. Я просто знала, что надо идти вверх.
А по пути происходили всякие события, не связанные с болью в ногах.
Например, случился такой момент, когда навстречу нам прямо караванами пошли лошади. То есть мы встретились с теми, кто вышел с утра с другой стороны перевала Кара Тюрек (а именно так назывался наш перевал. Но название я уже потом узнала, постфактум все, как обычно…). Какие-то лошади были с погонщиками и с грузом, какие-то с седоками-туристами. Туристы были разные: от сурьезных мужиков (не знаю, не похожи на военных, скорее смахивают на охотников) до гламурных див (серьезно, мальчики уже потом, в лагере, с воодушевлением рассказывали, что видели девушку на лошади, очень ярко, массивно накрашенную… Недоумевали, какой в этом смысл в горах). Я сама особо никого не разглядывала, смотрела больше не лошадей, чтобы я их не обидела и они меня, чтобы правильно встать на камни, чтобы и с тропы не очень далеко сходить (каждый шаг-то – подвиг!) и при этом не перегораживать дорогу. А еще ведь надо было ЗДОРОВАТЬСЯ (тут надо смеяться)! Стоишь, задыхаешься, мерзнешь, но «здрасьте» надо промолвить, причем головной лошади, на которой всегда сидит алтаец-погонщик. Попробуй не поздороваться! У них с этим так строго! Туристы могут и промолчать, а погонщики завсегда поздороваются. Причем вежливо. Еще и подбодрят как-нибудь, типа «ничего, держитесь» или «ничего-ничего, стойте там, мы и так проедем» или «проходите, пожалуйста, мы успеем». С одним я спорить взялась: он остановил довольно длинный караван и стал настаивать на том, чтобы я прошла первой. Мне было неудобно: я же очень медленно передвигалась и осознавала это, кроме того, я была одна, а народу остановилось много, да и можно было разойтись: особых склонов, уступов и прочих препятствий не было. Но погонщик очень строго мне сказал: «Перестаньте тратить силы на споры! Вы идете вверх, и мы ДОЛЖНЫ вас пропустить». Я тут же заткнулась и потопала дальше. И за мной прошли Женя, Дима и Алина. Есть ситуации, когда, действительно, не стоит спорить и строить из себя невесть кого.
А буквально за пять минут до этого эпизода со мной случилась странная оказия. Дело в том, что я совершенно неожиданно увидела… бегущего навстречу мне волка. (тут пауза такая, триллер).
Опять включаем воображение. Я лезу на гору, кругом практически никого. Ни людей, ни лошадей. И тут навстречу мне бежит то ли волк, то ли собака. СОВЕРШЕННО одна. Признаться, я здорово перетрухала. Потому что к тому времени уже привыкла к тому, что всюду природа, причем ДИКАЯ. А вдруг это и вправду волк? И чо делать? А он бежит навстречу мне, уверенно так, как будто по делу торопится. Здоровый.
Я встала как вкопанная, и сжала свои лыжные палки покрепче. Живой, понятно, не дамся. (Тут стоит ремарку сделать: я не только волков, я обычных собак тоже боюсь). Стою и смотрю на него. Он бежит.
Мимо пробежал, большой, хвост пушистый. Не волк уж, собака. Даже головы не повернул в мою сторону. Не, ну знаете, у него такой вид был, у этого пса, как будто он тут каждый день гуляет (а ведь может быть, с караванами лошадей иногда собаки ходили, о чем мы узнали позже). Но я была в глубоком шоке.
А потом меня посетила еще одна дивная мысль. Я дождалась, когда ко мне подошла Женя и прямо задала вопрос: «Женя, скажи, ты видела собаку – или это у меня глюки пошли?» Не, а чо? Горы же, мало ли. Вдруг у меня горный БРЕД.
Женя меня заверила, что она тоже видела собаку. Чем весьма меня успокоила.
И вот я стою на краю обрыва и смотрю на реку, которая показалась внизу. Это Аккем. То есть мы на вершине горы. Но времени любоваться нет: кругом по-прежнему камни, и люди наши скрылись за поворотом тропы.
Вот тут я честно плохо помню. Там какое-то место такое, что внизу видно великий простор, а что за поворотом – нет. Тропа как бы петляет вокруг вершины. И это не собственно вершина горы, а просто одно из самых высоких мест, то есть верхушка горы остается по правую руку. На нее тропа уже не поднимается. В принципе, можно по сыпучим камням подняться совсем на вершину (и некоторые наши туда, кажется, слазили), но «самый верх» довольно далеко, кроме того, на нем уже лежит снежник (или ледник?).
И вот я шла по тропе, вертела головой, смотрела на реку внизу, смотрела на вершину справа, смотрела под ноги. А под ногами был самый край снега, и видно было, как он тает, и из него вытекает тоненькая струйка воды. Я сделала довольно неказистую фотку и назвала ее «рождение ручья». Так вот откуда берется вода, которую мы пили внизу!

«Рождение ручья»


Вид с поворота тропы. За спиной – вершина, под ногами – обрыв в долину реки Аккем.

А потом, как по мановению волшебной палочки, поворот заканчивается, и вы совершенно неожиданно оказываетесь на достаточно большой площадке, с которой открывается такой вид… (не поленитесь, посмотрите в большом размере!)

Вид с перевала

Я когда это увидела, смогла только ахнуть. Это, без преувеличения, одно из самых ярких впечатлений моей жизни. Вот так вот, «без объявления», зашла за поворотик – и бах! – красота!
Я даже не успела ничего понять. Сначала увидела, что все «наши» тут. Кто сидит, кто фоткает, кто на вершину полез. Мне настоятельно порекомендовали снять рюкзак, объяснили, что «все, привал!!! Рита, мы серьезно, это привал, мы дошли, давай снимай рюкзак, тебе полегчает!». По-моему, я никак не могла в это поверить :) «То есть мы что, прямо на перевале, что ли?» Да, да, да!!!
Сняв рюкзак, стала оглядываться. Вид! Что справа, что слева, что прямо по курсу – такая красота! Слева – вид на реку Аккем и прилегающие к ней горы. Прямо по курсу – горы, горы, горы. То ли Китай там, то ли Монголия. А скорее всего, «где-то там» все сразу, ибо, если свериться с картой, в том районе, где мы были, сходятся границы России, Казахстана, Китая и Монголии. Ну как «сходятся»… Не думаю, что все это очень близко, но нам хотелось верить, что «вон те горы, наверное, уже Китай!»

Видите горы там, вдали, белые? Вот это наш «Китай» :)

А справа… Боже!
Конечно же, она сразу бросилась в глаза. Белая гора. Такой белизны мы еще не видели. Да, были горы с вкраплениями ледников, но вот полностью белых гор не было. Так вот ты какая красавица, Белуха!
Но если вы посмотрите еще раз на фотку под названием «Вид с перевала», то вы увидите несколько белых вершин. Все стали шумно выяснять, что же, собственно, является Белухой. Александр, наверное, раз 10 объяснял всем нам и каждому в отдельности, что Белухой являются две вершины: слева поострее (Восточная, кажется) и та, что поположе (Западная. Ну или наоборот, но вроде не путаю). Посмотрела в инете, да, все правильно: «Гора Белуха представлена двумя вершинами в виде неправильных пирамид — Восточной (4506 м) и Западной Белухой (4435 м)». Одна повыше и поострее, другая пониже и поотложее.
Я не буду распинаться долго про то, что это святыня, что там свой микроклимат, свое биополе и т.д. Кому интересно, в интернете все написано в красках. Гора эта, безусловно, интересна, монументальна и прекрасна. Я напишу о своих впечатлениях.

Белуха

Меня больше всего впечатлила в тот момент белизна горы. На высокогорном солнце она просто сияла! А вот то, что это самая высокая вершина Сибири, сразу стало подвергаться сомнению. Мы выстроились в цепочку и стали рассуждать: ну как же так? Она же низенькая! Ну где тут четыре с лишним тыщи?
Высота, и вправду, не чувствуется. Кажется, что гора как гора. Но тут стоит учесть и то, что мы в этот момент сами стояли, слава богу, на высоте 3000 метров, к тому же Белуха была на удалении от нас (с перевала по прямой до ее вершины километров 10, наверное). Так что законы перспективы играют свои злые шутки. Однако, если внимательно посмотреть на фотки, то станет ясно, кто в доме главный. Если из-за всех остальных гор можно увидеть «Китай», то есть другие горы, то за Белухой – как будто конец света. Ничего не видно. На самом деле прямо за Белухой, точнее, на не видном отсюда ее склоне, уже Казахстан. Вот граница на замке, как говорится, и не залезешь :) На самом деле, если посмотреть карту, граница там хитро проходит, но я не о том, бросим это…
Нам ЧУДОВИЩНО повезло с погодой. Спасибо Алтаю, низкий поклон этим горам, потому что ну… просто как по нотам! Идеально ясный день, ни намека на дождь, даже облаков на небе нет (то, что есть, это не облака, это так, благословение божье…). И именно в этот день, когда мы лезли на перевал!!! Когда мы впервые увидели Белуху!!!
В течение следующих дней я периодически пыталась себе представить, каково это, взойти на Белуху. Там холодно, высоко и страшно. Чтобы залезть на Белуху, нужно настоящее альпинистское снаряжение. Кошки. Веревки. Кислород. И стальные нервы. Присмотритесь к фотке. Видите, ледники висят на одном честном слове? Это будущие лавины. А уж если накроет на Белухе плохой погодой! Там же происходит следующим образом (я не придумываю, мы это видели потом, в следующие дни!): прилетает облако, буквально цепляется за вершины Белухи. И из серого дождевого превращается в белое снеговое. Белуха его охлаждает. Ох, нет, мне восхождение на Белуху даже представлять себе не стоит. Хотя наши мальчики, конечно же, геройствовали и регулярно спрашивали, когда же мы на нее полезем…
Но вернемся к нашим баранам (эк как повествование затягивается! Но ничего, день был долгий, такой долгий, просто целый роман в стихах писать можно… И поэтому, когда я его вспоминаю, у меня начинается состояние «Остапа понесло», мне хочется все рассказать, объяснить, все это как-то вместить!).
И поэтому на сегодня я остановлюсь, пожалуй :)
Tags: Алтай, путешествие, фото
Subscribe

  • Сегодня же суббота!

    "Обожаю", когда коллеги пишут мне в выходной что-то про работу. Да еще с претензиями. Ой, как меня это бесит! А правильная реакция другая:…

  • Средневековье здесь и сейчас

    Когда я была еще умной тетенькой и читала книжки, одним из моих любимых писателей был Умберто Эко. Он автор "Имени розы", еще кучи книг,…

  • Тихой сапой

    Ползком обрабатываю питерские фотки. Их не так уж и много (ага, ага), но что-то я подрастеряла способность фигачить, как комбайн. То работать надо,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Сегодня же суббота!

    "Обожаю", когда коллеги пишут мне в выходной что-то про работу. Да еще с претензиями. Ой, как меня это бесит! А правильная реакция другая:…

  • Средневековье здесь и сейчас

    Когда я была еще умной тетенькой и читала книжки, одним из моих любимых писателей был Умберто Эко. Он автор "Имени розы", еще кучи книг,…

  • Тихой сапой

    Ползком обрабатываю питерские фотки. Их не так уж и много (ага, ага), но что-то я подрастеряла способность фигачить, как комбайн. То работать надо,…